Юрий Баженов: Заморозка 2.0. Риски для топливного рынка

Российские нефтяные компании и Правительство продлили соглашение о стабилизации топливного рынка до конца первого полугодия 2019 г. Для сглаживания эффекта от регулирования цен был внедрен демпфирующий механизм, но участники рынка негативно оценили работоспособность схемы по итогам первого квартала: нефтеперерабатывающие предприятия получили убытки, а производство бензина стало нерентабельным. Новые схемы и формулы демпфера, разработанные Правительством, продолжают нести риски для рынка топлива.

Читайте также:

  • Цены на бензин придержали льготами

Причина неудовлетворительной работы демпфера в первом квартале 2019 г. в том, что позитивное воздействие демпфирующего механизма на принятие решений компаниями было возможно лишь в конкретных макроэкономических условиях. Падение цен на нефтепродукты на мировых рынках привело к убыткам в нефтепереработке, поскольку расчетные субсидии стали отрицательными.

Во многом в связи с этими обстоятельствами в конце марта правительство России и нефтяные компании продлили соглашение о заморозке цен на топливо до 1 июля 2019 г. В обмен на это были изменены и параметры соглашения. Во-первых, отменен так называемый норматив +3%, то есть повышение объемов поставок топлива на биржу на 3% относительно аналогичных периодов 2018 года. Во-вторых, условная расчетная цена за тонну бензина снижена с 55 тыс. до 51 тыс. руб., а тот же параметр для дизельного топлива — с 50 тыс. до 46 тыс. руб. (то есть согласно действующей формуле в текущих условиях нефтяные компании будут получать высокие положительные выплаты по демпферу).

После всех доработок и соглашений был выбран далеко не лучший, да еще и сопряженный с серьезными рисками вариант: формула расчета субсидии нагружена сложно прогнозируемыми параметрами, а итоговые выплаты ВИНКам практически не зависят от их деятельности на внутреннем рынке.

Кроме того, этот вариант таит в себе три вида рисков. Первый из них — искусственный бенчмарк (эталонная цена) оптового рынка. Демпфер — это поправка к индексу экспортной альтернативы (netback). Он нужен, чтобы скорректировать ключевой бенчмарк и чем стремительнее растет netback, тем значительнее увеличивается оптовая цена. Решение о продаже на внутренний или внешний рынок принимается каждой компанией здесь и сейчас. Netback можно рассчитывать на конкретный момент, поэтому netback — хороший бенчмарк. Демпферы же рассчитываются, исходя из средних значений за месяц. Возникает проблема временного лага и корректного экономического расчета. Сложно учитывать налоговый вычет на волатильных рынках. Таким образом, ключевой риск заключается в том, что демпфер не сможет выполнять функцию по определению эталонной цены.

Также серьезным риском является стимулирование оппортунистического поведения компаний. Параметры демпфирующего механизма настроены так, что стимулы к снижению оптовой цены отсутствуют. В случае положительного демпфера ничто не останавливает компанию от повышения внутренних цен и получения дополнительной прибыли с каждой конкретной сделки. В случае его отрицательного значения складываются стимулы к компенсации за счет внутреннего рынка.

Изъятие нижней границы, при пересечении которой демпфер бы обнулялся, а также совместный учет демпфера по бензину и дизелю затрудняют формирование стимулов к снижению оптовой цены.

Смоделируем ситуацию и примем в качестве условий следующее: ключевая задача фирм — получение максимальной прибыли. Демпфер примет положительное значение, если netback попадет в ценовой коридор от расчетной цены до верхней планки. Для автомобильного бензина этот коридор задан в диапазоне от 51 тыс. до 56 тыс. 100 руб. Если значение netback находится внутри ценового коридора (допустим, он равен 55 тыс. руб. за тонну), демпфер будет равен 5 тыс. 760 руб. Вычитаем из netback, получаем 49 тыс. 240 руб. Создатели демпфирующего механизма, видимо, рассчитывали, что именно на этот показатель должна ориентироваться фирма, продавая топливо.

На самом деле, на рынках, где присутствует доминирующий игрок, вычет в 5760 рублей на тонну компания получит при любой цене ниже верхней границы коридора. А значит, для максимизации прибыли компании выгоднее при любых обстоятельствах держать цену ближе к верхней границе коридора. Для снижения потерь от налогового вычета самой выгодной стратегией является повышение цены.

Причем нет никаких оснований для падения цены на нефтепродукты, потому что, во-первых, нужно компенсировать отрицательное значение вычета, а во-вторых, нет раздельного учета демпфера и нижней границы, его обнуляющей. В итоге реализуются все возможные стимулы к оппортунистическому поведению.

Третий риск — телефонное право и войны нефтяников с регуляторами. Пресечение оппортунистического поведения компаний будет происходить в процессе переговоров с регуляторами, заключающихся в угрозах установления чрезвычайно высокой экспортной пошлины. В данном случае проблемой являются и временной лаг, и административные риски, вытекающие из формата самого механизма. Собственно, регуляторы понимают эту проблему. Именно поэтому прорабатывается вариант введения лицензии на экспорт, что, в свою очередь, крайне негативно воспринимается рынком.

Правительство рассматривало демпфирующий механизм как инструмент обеспечения достаточной маржинальности одновременно для нефтепереработки и розницы, но на данный момент он не работает. С одной стороны, нефтепереработка оказалась в зависимости от текущей налоговой политики и нежелания Правительства уменьшать свой бюджетный аппетит. С другой — розница испытывает давление от стремления сдерживать рост цен на моторное топливо.

Юрий Баженов, профессор кафедры торговой политики РЭУ им. Г.В. Плеханова.

Похожее ...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>