Нужны ли льготы «Роснефти» при глобальном потеплении: эксперты не договорились

Прошедшая неделя прошла под зеленым флагом борьбы с глобальным потеплением. Россия тоже вписалась в повестку. 23 сентября премьер России Дмитрий Медведев подписал постановление о принятии Парижского соглашения по климату. С понедельника СМИ активно обсуждают проблему. Триггером дискуссии в ТЭК послужила статья аналитика Bloomberg Джулиана Ли об угрозе российской добыче нефти и газа в связи с климатическими рисками. По его мнению, именно эта причина заставила российское руководство подписать Парижское соглашение? пишет информационно-аналитический портал «Нефть России».

В отчете Арктического совета за 2017 год, пишет Ли, утверждается, что несущая способность арктических фундаментов снизилась более чем на 20 процентов в период с 1980 по 2010 год. При этом на полуострове Ямал прогнозируется снижение несущей способности грунта на 25–50 процентов в период с 2015 по 2025 год. На юге, где находится Уренгойское месторождение природного газа, почва может потерять 50–75 процентов несущей способности. Воздействие таяния вечной мерзлоты на новые российские нефтяные и газовые проекты повышает и без того значительные расходы на их реализацию. Что касается уже имеющейся инфраструктуры, то с ней проблем гораздо больше – пишет эксперт.

Мнение аналитиков Bloomberg расходится с точкой зрения компании «Роснефть», вставшей первой в очередь за многомиллиардными льготами на освоение Арктики и Северного морского пути. Посыл очевиден — зачем «Роснефти» просить льготы на освоение, если и так все растает. Отстаивать позицию компании взялся называющий себя «ведущим экспертом Союза нефтегазопромышленников РФ» Руслан Танкаев. Получилось не очень.

В интервью НСН «эксперт» заявил, что у России имеются технологии, которые позволяют обеспечить нефтедобычу при ослаблении несущей способности арктических фундаментов. А климатические риски — «это посильные технические задачи, которые потребуют дополнительных, но не значительных затрат». «Технологические приемы, которые применяются, не дороги», — отметил эксперт.

Заявляя о «недорогих» технологических приемах и «незначительных затратах» Танкаев выступил не столько против потепления, сколько против льгот той же «Роснефти» для освоения СМП. Выстроенная им логика, по сути, настолько же ущербна – зачем выделять миллиарды из бюджета, если все просто и дешево.

С ним не согласен директор Института развития технологий ТЭК Сергей Воробьев, . «Надо рассматривать две части проблемы. Новые проекты и то, что уже построено и работает. Понимая скорость развития и последствия процесса таяния мерзлоты, в новых проектах уже сейчас можно предусмотреть и применить новые технологические решения, сократив рисковые моменты. Хотя говорить, что это «незначительные затраты» — большое лукавство.

Простой пример — ванкорская труба. Нефтепровод проходит в земле. Чтобы обеспечить нормальное движение нефти в трубе ее подогревают до 65 градусов. Создание и поддержка этой технологии – сотни миллионов. Сама по себе «тёплая» труба плюс подтаивающий грунт – на выходе изменение геометрии и изломы. Если вовремя не обнаруживать – серьезная экологическая катастрофа. Это еще десятки и сотни миллионов рублей на предотвращение и, если что случилось, на ликвидацию».

Его поддерживает независимый эксперт в области ТЭК Антон Соколов. Относительно таяния льдов и погружения ниже уровня мирового океана значительной части Ямала эксперт считает, что это «зависит от глубины погружения. Если глубина будет значительной, что потребует использования стационарных платформ или морских буровых установок, то объем необходимых инвестиций возрастает многократно. Модернизация промыслов потребуется в любом случае». А это дополнительные многомиллиардные вливания.

«Потепление сокращает срок эксплуатации зимников, по которым на месторождения заводятся тяжелые металлоконструкции и оборудование. По зыбкому болотистому грунту перевозить буровые вышки невозможно» — продолжает Сергей Воробьев.

- Таяние вечномерзлотного грунта с одновременным насыщением его водой, а тем более превращение ямальской суши в мелководье, о чем предупреждает Танкаев, принципиально меняет технологию освоения месторождений, в некоторых случаях делая ее фактически невозможной. Проще закрепить буровую платформу над глубоким, но твердым дном, чем буровую вышку над многометровым слоем подвижного водонасыщенного грунта. Даже в средней полосе строителям приходится отказываться от возведения тяжелых зданий над руслами подземных рек или заглублять сваи на десятки метров. На болотах никто даже не пытается что-то строить. Когда Танкаев говорит, что потепление не приведет к серьезным затратам, он, похоже, действует как пиарщик в интересах компаний, беспокоящихся о цене своих акций».

Вторая часть вопроса — существующая инфраструктура и текущая добыча, продолжает Воробьев – тут последствия могут быть еще серьезнее.

- Уже сейчас эксплуатанты магистральных нефтепроводов в зоне вечной мерзлоты столкнулись с усиливающимися процессами погружения/всплытия труб, что приводит к появлению недопустимых напряжений в их стенках, излому и разгерметизации.

В любом случае, заключает Сергей Воробьев, точно предсказать изменение климата на горизонте в 20-50 лет трудно, но «даже изменения в 1-2 градуса в любую сторону может оказать заметное влияние на технологии нефтегазодобычи и ее себестоимость».

Похожее ...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>