«Постапокалипсис» в Чернобыле: что было на самом деле, а что придумано?

Когда режиссер, отметившийся в таких сериалах, как "Во все тяжкие" и "Ходячие мертвецы" (Юхан Ренк), берется снимать постапокалипсис в одном отдельно взятом городке СССР — это зрелище, которое, бесспорно, стоит посмотреть. Наверное, поэтому первая серия "Чернобыля", вышедшая к очередной годовщине катастрофы, украла зрительское внимание даже у супер-рейтингового финала "Игры престолов", так, согласно Internet Movie Database (IMDb), мини-сериал о катастрофе на Чернобыльской АЭС получил среднюю оценку 9,6 из 10, обогнав культовую фэнтези-сагу Джорджа Мартина.

Воспроизведенный до мельчайших подробностей советский быт вызвал у нашего зрителя изумленную оторопь, и это даже несмотря на то, что мы в сериале все равно обращаемся друг к другу по полным именам, как в "Красной жаре" — Иван, Валерий, Михаил. Конечно, так скрупулезно разобравшись в быте и воссоздав 80-ые, создатели сериала не могли не знать, что у русских имен есть сокращенные формы, не могли не знать и того, что у нас принято обращаться по имени и отчеству. Но они признались, что не хотели запутать собственного зрителя, который не запомнил бы и не соотнес три разных имени с одним и тем же персонажем.

Образ "безумных" ученых, почти безмозглой отвратительной номенклатуры, зловещих и отталкивающих военных — все то, что поставило оставшихся в живых ликвидаторов в тупик, тоже можно объяснить работой на собственного американского зрителя. Да, многих в России удивило и оттолкнуло, что большинство персонажей — злые, глупые, жалкие и в любом случае "немного того". Но ведь сериал-то про "апокалипсис" не где-то, а в СССР, а для них мы всегда были именно такими злобными врагами, которые ненавидят всех и друг друга в том числе. При этом, некомпетентные и бесхозяйственные, мы как-то отправили человека в космос и построили ядерные реакторы.

Американский зритель привык к хорошему сервису и к соответствию этикетки с содержанием, так что если фильм про СССР, то они хотят видеть грязь, глупость и тоталитаризм. Стоит ли удивляться, что персонажи пытаются обесценить всю историю СССР, например, "высаживая" луноход на один из реакторов для устранения аварии, они шутят, мол, на Луну человека отправить не смогли, так и не дадим залезть на крышу. А что касается атомной энергии, то да, мол, смогли Советы завладеть технологией — и вот смотрите, что из этого вышло, техногенная катастрофа, которая поставила под вопрос существование всей Европы. Зачем этим русским ядерное оружие, если они такое сделали с "мирным атомом" — как будто говорит весь сериал — это же неминуемая опасность для всего цивилизованного мира, обезьяна в погонах и с гранатой, которая говорит об идеологии Маркса, портрет нелестный, но кому-то даже в России понравился.

Конечно, это все было бы очень смешно, если бы не так страшно. Кстати, сценарист сериала Крейг Мазин как никто разбирается в смешном и страшном — он давно специализируется именно на комедиях черного юмора, из-под его пера вышли такие безусловные шедевры, как "Без чувств", "Очень страшное кино", "Мальчишник в Вегасе-2" и "Поймай толстуху, если сможешь". Историческая драма с элементами постапокалипсиса "Чернобыль" для него — какой-то странный и очень уж крутой поворот в карьере.

Шоу ми зэ мани!

Ориентация на собственного зрителя и делает сериал порой таким недостоверным, ведь американцы умеют снимать кино только про себя, и если смахнуть радиоактивную пыль, убрать дома-коробочки, портреты Маркса и бюсты Ленина, мы увидим не наши, а проблемы американского общества — здесь и классовая неприязнь, когда министр угольной промышленности в голубом костюме приходит к работягам в шахтерских касках и объясняет, что им нужно срочно выехать в Припять, а они начинают рядиться, сколько им за это заплатят. "Работяги, которые показывают характер высокому начальству в костюмчике" — типично американское клише, ведь там "белые воротнички" никогда не пачкали руки. В Советском Союзе стать министром какой-либо промышленности, не проработав на производстве, не отслужив в армии, было если не невозможно, то очень трудно. Чиновники как представители какой-никакой народной власти не общались с "пролетариатом", прячась за солдат с автоматами, между ними отсутствовала социальная пропасть, которая рождала бы ненависть и недоверие подобного рода, это понять американскому зрителю также сложно, как и то, что Ваня и Иван — одно и тоже имя.

Но обратимся к фактам. Михаил Иванович Щадов — министр угольной промышленности СССР в 1985-1991 годах, трудовую деятельность начал с 15 лет, в 1943 году, после окончания техникума получил распределение на шахту и был назначен механиком участка шахты, с мая 1949 года начальник участка, затем заместитель главного механика шахты. С 1966 года работал на комбинате "Востсибуголь", дослужился до генерального директора предприятия. Только потом получил руководящие должности в министерстве.


Министр в сериале — молодой "эффективный менеджер"

Военные с оружием — это тоже, конечно, песня. Доблестные ликвидаторы совершают подвиги исключительно под тяжелым взглядом автомата типичного мрачного советского солдата. А еще все пьют водку, странно, почему не появляется радиоактивный медведь, чтобы сплясать под балалайку и полюбоваться свечением на атомном реакторе. Очень страшное кино…

Участник ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС Владимир Ермолов, проработавший в 1986 году более 300 часов за месяц в Чернобыле, из них 99 часов непосредственно на станции и рядом с ней (третья зона опасности), в беседе с Накануне.RU комментирует то, что увидел в сериале:

"Под дулом пистолета там никто не работал, это однозначно. Я сам там был в командировке в 1986 году, в июле и августе. Я был автокрановщиком, при норме работы 6 часов мы работали по 12 часов в день. И поверьте, никто нам никаким оружием не угрожал, мы делали это по своей воле. А насчет водки, как в фильме показано, конечно, этого не было. Это уже американцы от себя добавили. В 30-километровой чернобыльской зоне был сухой закон. Да даже если бы кто-то захотел его нарушить — достать спиртное там было негде. В зоне отчуждения населения просто не было, и торговых точек тоже, соответственно, не было".

"У нас был сухой закон, сами посудите, если я работал с механизмами, — продолжает Ермолов, — был автокрановщиком, то есть ездил на огромной машине, на кране, каждый выход на смену я проходил через врача, медицинский осмотр был для всех обязателен. Кто бы меня пьяным или "с бодуна" выпустил? В частях то же самое, люди работали не только с лопатами, а также с механизмами. Но когда я туда уезжал, да, ходила байка, что там "водку бесплатно пьют" — все это оказалось чистой ложью, я приехал, а там сухой закон".

Дозиметрист, один из ликвидаторов последствий аварии на ЧАЭС Леонид Седов в комментарии украинскому порталу "Страна" также указал на ложь в сериале: "Такое ощущение, что сериал "Чернобыль" снимали по мотивам "Подслушано в курилке". Честное слово, я бы его не смотрел, если бы вы не попросили. Сериал нужно было назвать не "Чернобыль", а "Монстры". Самым страшным монстром в сериале изобразили власть Советского Союза, и только потом саму аварию", — сказал Седов.

Также он поставил под сомнение достоверность эпизодов, где ликвидаторы торгуются и спрашивают, сколько им и когда заплатят: "Это неправда! О деньгах тогда и речи не было. Я, как и многие ликвидаторы, приехал добровольно, других на ЧАЭС направили по командировке. Но у всех нас был патриотизм и героизм. Мы хотели помочь".

Председатель Свердловского областного отделения всероссийской общественной организации союз "Чернобыль" Олег Соломеин в беседе с Накануне.RU рассказывает то же самое: "В Чернобыле никаких денег и не давали! Как военным, солдатам давали небольшие деньги на сигареты, например, кто курил, спиртного не было. Но работали кафе, даже у нас в расположении нашего полка был буфет, где можно было перекусить, кормили нас очень хорошо, вопросов никаких нет. Из ангара был сделан клуб, где фильмы показывали".

В сериале же солдаты живут в палаточном городке, в жутких условиях, что они едят — непонятно, но видно, что очень много пьют, причем водку, причем из горла. А самое главное — йода не хватает даже в больнице, не то что для работяг или солдат, пушечного мяса кровавого режима, которым откровенно отвечают на вопрос, позаботятся ли о них потом — "не знаем". На деле все оказывается иначе.

"Йод давали, конечно, однозначно. У нас даже в офицерском домике были не таблетки, правда, а были такие небольшие "фунфырики", их открывали и они всегда под кроватью у нас стояли, — рассказывает ликвидатор последствий на ЧАЭС Олег Соломеин, который был в зоне отчуждения в качестве призывника. — Таблетки тоже были, а когда заканчивались, то открывали "фунфырики" для щитовидки. А что будет потом — там уже об этом говорили, работал "первый" отдел — говорили, что будут повышенные оклады, льготы, но какие точно — не говорилось. Когда приехали домой, у всех были совершенно разные выплаты — в зависимости от сложности и опасности работы при ликвидации последствий аварии — зависело от того, сколько, когда ты был, какую дозу облучения получил. Единой цифры для всех никто не назвал бы".

Олег Соломеин рассказывает, что ему выплатили двойной оклад, тогда он работал инженером на заводе, и его зарплата составляла 120 руб., за месяцы, проведенные в Чернобыле, он получил около 1000 руб. Также ликвидатор аварии рассказывает о том, что его полк вел себя безукоризненно, не было никакого мародерства, страха, подвигов под дулом пистолета, как это показано в сериале. То, что среди ликвидаторов царил дух взаимопомощи и товарищества, подтверждается тем, что тогдашние призывники (каким и был Соломеин), до сих пор дружат с кадровыми офицерами, которые вместе с ними были вызваны на место аварии. Свердловский полк, как отмечает Соломеин в беседе с Накануне.RU, был назван образцово-показательным.

"Когда вернулся домой, заплатили хорошо, — рассказывает Владимир Ермолов, который был отправлен на ЧАЭС в командировку как крановщик. — Но когда мы там работали, мы об этом не знали, мы приехали одни из первых, я прибыл туда в июле. Про оплату мы не разговаривали, не торговались. Но заплатили хорошо — я за месяц в то время заработал 2 тыс. 100 руб., и это при средней зарплате 120 руб. в месяц. В 1991 году был подписан закон о социальной защите граждан, подвергшихся радиационному воздействию. Но вот сейчас уже льготы у нас почти все отменили — заменили копеечными выплатами. Как мы называем, не монетизация, а "моментизация" льгот — одномоментно мы их лишились”.

Игра "правда или ложь"

В социальных сетях и на страницах периодических изданий в предвкушении последней серии развернулась масштабная игра "правда или вымысел": называются факты из фильма и рассказывают, как было на самом деле. Чаще всего специалисты поднимают на смех упавший от радиации в реактор вертолет — пишут, что авария действительно была, но много позже, и вертолет упал после столкновения с краном. Но в беседе с Накануне.RU крановщик, работавший в то время на реакторе, Владимир Ермолов отметает и эту теорию.

"Нет-нет, он не с краном столкнулся, здесь американцы переиграли. Во-первых, вертолет разбился гораздо позже, чем производилась засыпка реактора, во-вторых, высота этого крана не превышала 90 метров, стрела крана над реактором была на высоте не более 10 метров, вертолет на такую высоту никак не мог попасть. Вертолет разбился от того, что зацепился за тросы от трубы, какие-то растяжки шли. От реактора шли восходящие потоки, он опустился немного, зацепился и погиб".

Что русскому трапу работа, немецкому роботу — смерть

Оказывается, восходящие потоки от поврежденного реактора вызывали дополнительную сложность и в осуществлении доставки роботов на крышу. В четвертой серии туда направили "луноход", чтобы не рисковать жизнями людей, а затем и немецкого робота-полицейского. Все это происходило на глазах у нашего эксперта Владимира Ермолова, участника ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС, директора музея "Чернобыль". Он рассказывает, как действия четвертой серии происходили в реальности:

"Прежде чем послать живых людей на расчистку крыши, действительно, как в сериале и показано, сначала роботов пытались загнать. Первый — это был прообраз лунохода, который и показывают — он проработал менее трех суток. Потому что он был радиоуправляемый, а радиация всю электронику убивала на раз-два. Следующий робот был с нашей свердловской "Белоярки", инженеры его собрали на основе трапа самолета — этого не было в сериале. Самоходный трап прослужил дольше, ведь он управлялся по кабелю. Они же сами его собрали, они его туда увезли, они же его обслуживали, более того — несколько раз снимали с крыши, ремонтировали, хотя прекрасно понимали, что он излучает огромнейший уровень радиации. Тем не менее они это делали, никто их не заставлял, ни силой, ни угрозами".

Благодаря постоянному ремонту, самоотверженной работе всей команды "трап" проработал больше 170 часов, рассказывает эксперт. А немецкий робот-полицейский ни минуты не выдержал:

"В сериале-то показали, что он метр вперед, метр назад сделал — нет, вообще ничего не проехал. Его как опустили, так он и остался мертвым грузом. Хотя при его загрузке погиб человек, об этом ничего не сказано. Я это знаю, потому что я в это время работал на станции, это было во время моей командировки, как раз в мою смену. Когда с вертолета его пытались опустить, там восходящие потоки от поврежденного реактора сносили в сторону этого робота, не могли его к трубе переместить. Но там трос свисал, и мужик выскочил и за этот трос его подтянул, при этом сам получил смертельную дозу. Поэтому то, что там показано — будто все делалось под угрозой расстрела — не было такого!"

Также ученые, смотревшие сериал, изумляются фантазии людей, придумавших эпизод "свечения воздуха", замечают, что некоторые виды техники не соответствуют времени, а главное — яростно опровергают сравнение аварии с Хиросимой — в сериале утверждается, что каждый час из-за пожара на ЧАЭС из реактора выделялось больше радиации, чем от бомбы, сброшенной американцами на мирный город. При этом соглашаются, что последствия аварии могли оставить вместо всей Европы — пустую зону отчуждения.

"Мне сериал понравился как напоминание о той аварии, о нашей роли, снимать об этом — правильно, мы сами должны бы снять такой сериал. Но есть у нас ребята-технари — это были и вертолетчики из нашей области, они, когда посмотрели, нашли много "ляпов", много непрофессиональных с их точки зрения моментов, недоработок. Я был инженером и работал среди ликвидаторов последствий аварии, многие технические тонкости, которые могут понять только ученые, воспринимаю как обыватель, как простой зритель. Хоть я и офицер, но там я был рядовой исполнитель, и судить о том, где американцы могли "промахнуться" в изображении всей ситуации, затрудняюсь", — говорит инженер Олег Соломеин.

Самая главная фальсификация, считают некоторые эксперты, в том числе и один из ликвидаторов последствий аварии на ЧАЭС Леонид Седов, происходит в изображении руководства станции.

Заместитель главного инженера по эксплуатации Чернобыльской АЭС Анатолий Дятлов — тиран, самодур и деспот, который хочет выслужиться перед начальством и скрыть аварию, а когда не получается, укрывается в бункер. Но тем не менее получает лучевой ожог. Коллеги соглашаются, возможно, Дятлов и на самом деле был властным и жестким, но каким еще должен быть начальник атомной станции? Самое главное — он не сбегал в бункер, а делал все, чтобы локализовать аварию и именно поэтому получил большую дозу радиации. Также есть и зловещий старец, который начинает говорить о Ленине, об идеологии, а в итоге требует заблокировать город и никого не выпускать. В первый день масштабы трагедии действительно трудно было оценить, но многие горожане не ждали выводов комиссии и беспрепятственно выезжали за пределы района, разнося радиационный фон, пишут некоторые эксперты. Когда ученые поняли масштаб катастрофы, эвакуация была организована быстро и качественно, но все равно сохраняется миф, будто тысячу жителей замуровали живьем и оставили погибать одних в городе. Так кинематографичней.

"Среди начальства самодуров и сейчас хватает, — комментирует ликвидатор последствий аварии Владимир Ермолов. — В то время то же самое было — были и умные начальники, те, кто болел за производство, тот же Легасов. Он же там очень-очень долго был, за что и поплатился здоровьем. Но он резал правду в глаза и не угождал начальникам наверху. Щербина — по словам тех, кто работал вместе с ним, был прожженный партократ, но через полгода он изменился абсолютно. Я-то Щербину там не видел, Легасова — да, я встречал на станции. Что касается эвакуации, то были слухи, будто Горбачев не хотел допустить паники перед 1 мая и потому с ней затягивали, поначалу просто не знали, насколько все серьезно".

В первой серии "Чернобыля" работники станции ходят, как зомби, с грустными глазами, в замедленности действий и общей меланхолии проглядывает особый норвежский стиль режиссера, но скандинавскому нуару не было места в первые часы после аварии на станции — все знали, что нужно делать в условиях ЧП, были должностные инструкции, четкие указания и их самоотверженно выполняли.

И если бы это было неправдой — то Европа следующие сто лет еще была бы необитаемой, как и прогнозировали теоретики в фильме. Если на станции действительно работали такие некомпетентные люди, как это показано в сериале, в руководстве сидели лишь самодуры, прикрывающиеся идеологией, ликвидаторы требовали денег, а военные постоянно "бухали" — последствия для мира от Чернобыльской катастрофы не ограничились бы одной "зоной отчуждения".

В общем, сериал не зря некоторые уже назвали "радиоактивной клюквой" — он держится в фарватере "золотых истин": провели индустриализацию, ввели бесплатное образование и медицину, победили во Второй мировой, создали ядерное оружие, запустили первый спутник, отправили человека в космос, ликвидировали последствия страшной катастрофы — и все это несмотря на глупость, халатность и ненависть. А главное, что все — вопреки руководству страны.

Похожее ...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>