Азовский инцидент, постскриптум: в чем просчиталось российское руководство

Конфликт в Азовском море открыл большое поле для споров относительно действий как с украинской стороны, так и с российской. Обсуждения Конвенции ООН по морскому праву 1982 года, а также договора между Киевом и Москвой от 2003 года идут на всех уровнях. И уже даже на государственном ТВ начинают "терзаться смутными сомнениями".

Читайте также:

  • Трамп не хочет встречаться с Путиным из-за инцидента в Керченском проливе
  • «Майдан на море» и «Кто не скачет, тот москаль». Что случилось в Керченском проливе и чем это грозит

Заведующий кафедрой международных отношений и дипломатии Московского гуманитарного университета Николай Платошкин в эфире "Вестей" заявил, что украинские катера в принципе шли по правилам.

"Судоходство по Черному морю регулируется международной Конвенцией ООН по морскому праву 1982 года, по этой конвенции территориальное море составляет 22 км, проход по нему свободный и ни от кого никаких уведомлений не требует. Государство, которому территориальное море принадлежит, имеет право останавливать суда только в случае наличия немирного прохода. Что касается прохода через Керченский пролив, Азовское море – согласно договору 2003 года между Россией и Украиной – совместное море двух стран, там нет никаких территориальных вод".

Россия же, присоединив Крым и при этом признав после госпереворота 2014 года киевский режим легитимным, сталкивается с последствиями своей двойственной политики. Киев считает полуостров незаконно отторгнутым, а Азовское море – совместным. Москва же на всех уровнях называет Украину страной-"партнером", но и Керчь пройти не дает.

При этом руководитель Института проблем глобализации Михаил Делягин напоминает, что надо пресекать на корню противоправные действия, как в случае с захватом российского сейнера "Норд", иначе всегда придется оправдываться. А провокация минувших выходных – уже следствие.

"Сейчас мы увидели яркий пример того, что бывает, если к фашистскому государству относиться, как к нормальному. Если к людям, которые занимаются пиратством, которые захватили наши суда, относиться, как к обычным людям, то вы всегда будете виноваты, вы всегда будете платить, а потом какие-нибудь катерки в соответствии с международным правом подойдут к вашему мосту, расстреляют его и пойдут дальше. И они будут правы по каким-нибудь конвенциям, а вы будете оправдываться", – сказал эксперт, добавив также, что украинские корабли на ходу только благодаря российскому топливу.

По мнению Михаила Делягина, Украина хотела такой мерой добиться крови и жертв, очевидно, в первую очередь, среди своих военнослужащих. Но так как российские пограничники задержали нарушителей без погибших, то и эта цель достигнута не была. Зато Порошенко добился другого:

"Во-первых, в течение нескольких часов безнаказанно нарушалась граница РФ. Да, двумя катерами с буксиром, это можно сравнивать с надувными матрасами, но нарушалась. И если бы они не создали прямую угрозу для крымского моста (стратегического объекта), они бы могли спокойно уйти обратно – и они бы показали безнаказанность подобного рода нарушений всем. Второе – военное положение введено, хоть и не на всей территории Украины, пусть и не на два месяца, как хотелось, а только на 30 дней, но, тем не менее, введено. Это компромисс".

Из возможных ответных мер Михаил Делягин выделил одну, самую вескую для понимания – введение экономических ограничений, санкций, в частности, прекращение поставок топлива, хотя бы на время введенного военного положения.

"И то, что провокации будут против нас, и скорее всего будут для продления военного положения и его расширения – это сегодня наиболее вероятное развитие событий. Поэтому мы должны зафиксировать доступным образом, что нам это не нравится. Я думаю, простейший способ – прекращение поставок нефтепродуктов на территорию Украины, в том числе через территорию Белоруссии, на время действия военного положения. Потому что эти бронекатера и буксир наверняка заправляются нашим топливом, потому что 80% топлива Украины – это наше топливо. У них для следующих провокаций не должно быть топлива", – говорит он.

Поддержал такую меру и Николай Платошкин, который напомнил, что не только корабли Украины действуют за счет российского топлива, но и танки, которые во время азовской провокации начали действовать в Донбассе.

"У нас товарооборот с Украиной растет – это свинство. Наш бизнес зарабатывает на крови. Танки украинские в Донбассе на чем ездят? До каких пор это безобразие будет продолжаться?" – задался вопросом Платошкин, добавив также, что нужно разобраться сначала внутри страны, а потом уже разбираться с Украиной.

И действительно, открытым остался вопрос, почему, например, "Сбербанк" хоть и вынужден был уйти с Украины, но не пришел в Крым? И если договоренности и конвенции вызывают столько вопросов и споров, если российский режим признал режим украинский, называет его своим "партнером" – почему речь идет о провокации? И не провоцирует ли сама Россия поставками топлива такие действия со стороны не совсем адекватных соседей?

В целом итог этому подводит Михаил Делягин, заявляя об импотенции российского МИДа и в целом российской внешней политики:

"Поскольку Россия не отвечает доступным для Запада образом, поскольку наша дипломатия превратила Россию в тряпку, об которую можно безнаказанно вытирать ноги – конечно, будут вытирать ноги. По поводу этой провокации, скорее всего, не будут, но будут следующие провокации – по поводу них вытирать ноги будут. Ситуативное реагирование, отказ от формирования повестки дня – это отказ от болезненных для Запада действий, это абсолютная импотенция".

А ведь уже наступившие и еще только возможные последствия довольно серьезны. Евросоюз грозил новыми санкциями против России в случае ухудшения ситуации в Азовском море, Дональд Трамп уже передумал встречаться с Владимиром Путиным из-за этого инцидента, "морской майдан" сказался и на курсе рубля.

Президент Фонда поддержки научных исследований и развития гражданских инициатив "Основание" Алексей Анпилогов обращает внимание, что нынешние гибридные войны – это отражение мира глобализма, в котором, как говорится, "война войной, а прибыль по расписанию". Это было понятно еще в годы Первой мировой войны, и мы знаем, как во Второй мировой войне капиталисты сотрудничали между собой. Просто сейчас эта "прибыль по расписанию" даже не скрывается.

"То есть было введено военное положение – были ли разорваны дипломатические отношения? Нет. Была ли прекращена торговля с РФ? Нет. Было ли объявлено состояние войны? Нет. Масса формальных вещей, которые нам известны из истории 18-19 веков, даже начала 20 века, просто не действует. Большой войны, горячей фазы никто не хочет. А какой мир – такая и война", – говорит он.

С Украиной здесь понятно. А в понимании кремлевских дельцов выгода тоже перевешивает убытки "беззубой дипломатии"?

Похожее ...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>